Дяньхун «Золотая пирамида»

Дяньхун «Золотая пирамида» хит
Чайные листья и почки, собранные в провинции Юньнань, связываются друг с другом в форме пагоды, а при заваривании в воде распускаются прекрасным цветком изумительной красоты.
480 руб.
В Корзину
 

Дяньхун «Золотая пирамида» считается священным чаем, который помогает познать тайны жизни.

Нежный розово-медовый аромат, золотисто-коричневый цвет напитка с красноватым отливом, вкус сухофруктов, меда и пикантность перца.

Трудно представить, как в одном напитке могут соединиться столь разные вкусы – острота пряностей, сладость меда и терпкость зеленого чая.

Благодаря технологии продолжительной и деликатной ферментации чай сохраняет свои природные качества, отличаясь удивительным вкусом и ароматом.

Дяньхун «Золотая пирамида» считается священным чаем, который помогает познать тайны жизни.

Дяньхун «Золотая пирамида» повышает иммунитет, снимает напряжение, повышает потенцию, очищает организм от токсинов, бодрит и умиротворяет, поэтому его можно пить перед сном.

В холодную и сырую погоду так приятно почаевничать перед уютным камином.

Дяньхун «Золотая пирамида» повышает иммунитет, снимает напряжение, повышает потенцию, очищает организм от токсинов, бодрит и умиротворяет, поэтому его можно пить перед сном.

Сейчас Дяньхун «Золотая пирамида» стал доступен и простым смертным, и для этого не нужно ехать в провинцию Юньнань. Священным чаем, который так любят буддийские монахи, можно наслаждаться каждый день, познавая все грани его тонкого вкуса и чувствуя себя родившимся заново…

Как заваривать Китайский чай Дяньхун «Золотая пирамида»:

Одну пагоду поместите в стеклянный сосуд (чтобы увидеть, как распускается цветок), залейте 200 мл кипятка (90-98 градусов), а через три минуты можно пить изысканный напиток, который когда-то готовили только для китайских императоров.

Дяньхун «Золотая пирамида» стал доступен и простым смертным, и для этого не нужно ехать в провинцию Юньнань. Священным чаем, который так любят буддийские монахи, можно наслаждаться каждый день, познавая все грани его тонкого вкуса и чувствуя себя родившимся заново…

 
, kia